Что такое шизофрения болезнь

Что такое шизофрения болезнь

Спустя полгода после своего 17-летия Юля отказалась выходить из своей комнаты: ей стало казаться, что другие читают ее мысли и строят козни против нее. На все расспросы она сквозь зубы отвечала, что все в порядке. Родители думали, что дочь страдает от разрыва с молодым человеком, и надеялись, что именно этим объясняются странности в ее поведении. Лишь когда Юля начала слышать голоса в пустой комнате (она подозревала, что где-то установлен таинственный передатчик, который их посылает), в момент просветления она сама сказала себе, что это ненормально…

«Когда мы думаем о сумасшествии, чаще всего мы представляем человека с шизофреническим расстройством, — рассказывает психолог Филип Зимбардо. — Шизофрения — это расстройство психики, при котором сознание распадается на фрагменты, мышление и восприятие искажаются, а эмоции притупляются».

Запускает болезнь, как правило, сильный стресс, другое серьезное заболевание или атмосфера в семье

Болезнь может начинаться постепенно, и ее первые признаки легко спутать с кризисом переходного возраста. Тем более что медицинские исследования (МРТ, анализ крови) шизофрению не выявляют. Она может принимать более или менее серьезные формы. Кто-то будет погружаться все глубже в болезнь и проведет большую часть жизни в больнице. У других симптомы ослабеют настолько, что они смогут вести самостоятельную жизнь, работать. Чтобы успешно противостоять болезни, важно как можно лучше ее понять. Мы попросили экспертов ответить на вопросы, которые беспокоят родителей больше всего.

Каковы основные симптомы?

Шизофрения часто впервые проявляется между 15 и 25 годами. Замкнутость, неспособность действовать, трудности в общении, перепады настроения — некоторые симптомы шизофрении действительно напоминают проявления подросткового кризиса. Но нет причин серьезно беспокоиться, пока отсутствуют галлюцинации, бред и нарушения речи.

Галлюцинировать — значит воспринимать (видеть, слышать или ощущать) то, что не существует, но кажется реальным. «Галлюцинация возникает из-за того, что некоторые свои неприятные мысли или чувства человек воспринимает как нечто ему не принадлежащее, отдельное от него, и они принимают форму тревожных видений или голосов», — объясняет клинический психолог Татьяна Воскресенская. Например, человек с тяжелым чувством вины может в галлюцинациях видеть банду мучителей (символизирующих наказание), которые хотят его похитить.

Обычные странности подростка? Но если они продолжаются много месяцев подряд, можно предположить болезнь

Бред — ложные представления, которые сохраняются, несмотря на факты, свидетельствующие об обратном (так, Юля объясняла свои «голоса» существованием «передатчика»). И, как ни парадоксально, это тоже попытка самоисцеления.

«Усилием воображения подросток создает для себя картину мира, более понятную и менее болезненную, чем реальная, — рассказывает психиатр и психотерапевт Сергей Медведев. — Это способ справиться с ситуацией, которая для него непереносима. И хотя этот способ не слишком хорош и лишает его возможности приспособиться к окружению, другого у него в этот момент просто нет».

Психиатр Игорь Макаров в «Лекциях по детской психиатрии» рассказывает о подростке, к которому по ночам приходили «динозавры и бегемоты, с красными рогами, красными зубами. «У них зверские голоса… дикие… И они говорят, чтобы я с кем-нибудь поссорился, с мамой подрался…» Бред помогает больному «связать свою тревогу с каким-то объектом, найти ей объяснение и тем ее хотя бы немного успокоить», — уточняет Татьяна Воскресенская.

И наконец, во время острых состояний наблюдаются нарушения речи. Связность высказываний утрачивается. «Шизофреник общается с воображаемыми персонажами по поводу воображаемой ситуации и не способен внятно рассказать, что с ним происходит», — рассказывает Татьяна Воскресенская. Также больные изобретают новые слова, наделяя их смыслом, который понятен им одним. Однако у больных бывают моменты относительного покоя, когда они легче вступают в диалог.

Откуда берется шизофрения?

Мы вынуждены признать: точных причин болезни никто не знает. Выдвигаются три гипотезы.

Первая — генетическая. «Риск оказаться шизофреником возрастает, если это расстройство есть у кого-то из близких родственников», — утверждает исследователь шизофрении Ирвинг Готтесман. Но дело тут не только в наследственности. Запускает болезнь, как правило, сильный стресс, другое серьезное заболевание или атмосфера в семье — болеющий родственник, общаясь с ребенком, может передавать ему свои страхи и особенности поведения.

Вторая — биологическая. С точки зрения биологии подростковый возраст — период, когда перестраиваются мозговые структуры. Одни нейронные связи возникают, другие исчезают. «Возможно, у некоторых подростков происходят «аварии», которые нарушают способность справляться с напряженными ситуациями и сильными чувствами, — поясняют психиатры Ракель Гур и Годфри Перлсон. — Но они могут просто сопровождать болезнь, а причина ее — в чем-то другом».

Третья гипотеза — психоаналитическая. Cогласно ей, «к болезни склонны те, кто бессознательно воспринимает себя как часть материнского тела, — поясняет психоаналитик Виржини Меггле. — Такой человек неспособен справляться с ситуациями, символически представляющими отделение от родителей: экзамен в школе, развод, сексуальные фантазмы, потеря близкого человека. Они травмируют его и могут спровоцировать начало болезни».

«Я должен помнить, мой сын и его болезнь — это не одно и то же»

Александр, отец 23-летнего Николая: «Я плохо уживаюсь с болезнью моего сына. То, что он переносит, — невыносимо, и то, чему он подвергает своих родных, тоже невыносимо. Шизофрения искажает отношения: мне необходимо как-то отделять своего ребенка от его болезни. Но он-то этого различия не делает: «Это нормально, что я не прибираюсь у себя в квартире: я болен. Это нормально, что я тебе звоню по восемь раз за рабочий день или что я никогда не отвечаю на оставленные тобой сообщения: я болен». Чтобы выстоять перед этим, надо помнить, что мы хотели этого ребенка, что он не сводится только к своей болезни, что это сын, брат, внук…

Чтобы держаться, я собирал информацию о болезни, лечении. Но в конечном итоге я мало что знаю. Это ситуация, к которой я никогда не привыкну и которую нельзя изменить. У меня есть ребенок. Он живет. Он без конца к нам обращается. Он не знает отдыха и не дает нам передышки. Я попытался поставить между ним, болезнью и собой какой-то барьер, который как-то ограждал бы и семью, и его самого: например, прежде чем отправить ответ на его сообщение, я его долго обдумываю, стараюсь оценить то, что он мне говорит, в зависимости от состояния, в котором он, по моему представлению, находится.

Читайте также:  Фундук с медом польза для мужчин

Мы ведь никогда не можем влезть в голову другому, особенно тому, кто страдает психическим заболеванием. Я не на его месте и отказался от попыток встать на его место. Иногда мне кажется, что он понимает меня лучше, чем я его. Это ужасно. У меня ни в чем нет уверенности. Единственное, что мне известно, это что любовь — лучшее лекарство. Я стараюсь сохранить ее и любить своего сына».

Винить ли наркотики?

Почти каждый пятый из 18–24-летних сообщает, что его знакомые употребляют наркотики. Но численность больных шизофренией, по данным Всемирной организации здравоохранения, остается стабильной и одинаковой во всех странах (примерно 1% населения, что соответствует почти полутора миллионам человек в России). Многие из них никогда не употребляли наркотических веществ. Однако наркотики, в том числе курение марихуаны, могут ускорять развитие болезни и влиять на частоту и тяжесть рецидивов, что признает большинство психиатров.

«Даже легкие наркотики снижают барьер между сознанием и бессознательным, и оттуда прорываются пугающие импульсы. В некоторых случаях это провоцирует болезнь», — подчеркивает Татьяна Воскресенская.

Делает ли болезнь человека опасным?

«Опасность больных шизофренией сильно преувеличена, — уверен Сергей Медведев. — Если они попадают в криминальные ситуации, то чаще в качестве жертвы». Шизофреник гораздо опаснее для себя самого, чем для других. Склонность к насилию может появиться у него главным образом под действием болезненных галлюцинаций — например, когда он начинает думать, что перед ним не его отец, а демон. В моменты острого кризиса шизофреник не отдает себе отчета в тяжести своего состояния. Иногда необходима временная госпитализация, чтобы защитить человека от него самого, избежать попыток самоубийства.

К кому обращаться?

«Имеет смысл выбрать опытного специалиста, того, кому вы будете доверять, — рекомендует Сергей Медведев. — Это не обязательно психиатр, можно обратиться к психологу, социальному педагогу или врачу общей практики. И уже специалист поможет принять решение, куда направить пациента на консультацию и лечение».

По Закону о психиатрической помощи родители имеют право привести к психиатру ребенка до 15 лет. «При этом они могут прийти для начала даже без него, — продолжает Сергей Медведев, — их присутствие более значимо, чем присутствие ребенка. Потому что именно им предстоит принимать решение и влиять на ситуацию». После этого для обращения к психиатру необходимо согласие самого пациента. «Но речь всегда идет не о том, чтобы менять человека, а о том, чтобы ему помогать», — подчеркивает Сергей Медведев.

Состояние примерно 25% тех, у кого была диагностирована шизофрения, в конце концов стабилизируется

Помогает ли лечение?

Методы лечения шизофрении постоянно совершенствуются. Они сочетают медикаменты и психотерапию, которая позволяет подростку понять, почему он не сумел выстроить для себя внутреннее пространство. Она также помогает ему найти опору, — это может быть литературное творчество, рисование, фотография, забота о животных, музыка… «Очень важно увидеть особый дар каждого больного, — подчеркивает Виржини Меггле. — Да, действительно, никто не знает, как вылечить шизофрению, но с ней можно управляться. Постарайтесь понять своего ребенка».

Шизофреники способны научиться осознавать свою болезнь, даже если не могут полностью ее контролировать. А состояние примерно 25% тех, у кого была диагностирована шизофрения, в конце концов стабилизируется. Сергей Медведев добавляет, что «современные средства реабилитации и психотерапии позволяют достигать такой ремиссии (ослабления симптомов), что, увидев шизофреника в этот период, незнакомый с его историей психиатр не поставил бы ему такой диагноз».

Куда обратиться за помощью?

« Новый путь » — сайт для родственников душевнобольных людей. Здесь можно найти телефоны и адреса организаций, оказывающих психиатрическую и социальную помощь, список полезных книг и телефонов, советы медиков.

Острые психические расстройства: каковы факторы риска?

Причины развития большинства психотических расстройств точно не известны. В их развитии, скорее всего, играет роль множество генетических и психологических факторов, имеют значение воспитание и окружающая среда.

22 незнакомки в ее голове: удивительная история Крис Сайзмор

Она стала прототипом главной героини оскароносного фильма «Три лица Евы». В теле Крис Сайзмор в течение 45 лет жили 22 личности разного возраста и характера. Но ей удалось справиться с психическим расстройством и вести активную социальную жизнь.

Такие широко распространенные структурные аномалии, как уменьшение общего объёма головного мозга, серого вещества и гиппокампов, а также увеличение боковых желудочков, являются одними из наиболее реплицируемых результатов в нейровизуализационных исследованиях пациентов с шизофренией. Однако причины развития подобных аномалий при шизофрении в значительной степени неизвестны. Для подтверждения возможной генетической причины этих аномалий особый интерес представляют исследования членов семей пациентов с шизофренией.

Ранее в многочисленных работах, в которых изучались люди с высоким семейным риском развития шизофрении, были выявлены структурные аномалии, подобные тем, которые были выявлены у пациентов с шизофренией. Однако также были получены и отрицательные результаты. Моран и др. предположили, что аномалии серого вещества, вероятно, являются возраст-зависимым эндофенотипом, который нормализуется после типичного возраста наступления шизофрении.

В других исследованиях было показано, что от степени родства зависит относительный риск развития шизофрении: монозиготные близнецы — 48-50%, дизиготные близнецы — 4%-17%, дети — 7%-13%, братья и сестры — 9% и родители — 4%-6%. Все родственники первой степени родства имеют в среднем 50% общих генов со своим пораженным членом семьи, и только однояйцевые близнецы генетически идентичны, что объясняет более высокий риск для них.

В исследовании, проведённом De Zwarte S. M. C et al., изучались аномалии мозга у здоровых родственников пациентов с шизофренией первой степени родства и как эти отклонения связаны с коэффициентом интеллекта (IQ). Было включено 980 человек из 5 семейных когорт шизофрении (330 родственников первой степени родства, 432 контроля, 218 пациентов с шизофренией).

Результаты исследования продемонстрировали, что родственники первой степени родства имели значительное уменьшение внутричерепного объёма, площади поверхности и общего объема головного мозга, кортикального серого вещества, церебрального белого вещества, мозжечкового серого и белого вещества, таламуса, скарлупы, миндалины по сравнению со здоровым контролем.

Читайте также:  Фотолечение желтухи новорожденных

Причём дети пациентов с шизофренией показали наибольшие размеры эффекта по сравнению с другими типами родства. Однако ни один из этих эффектов не выдержал коррекции для множественных сравнений.

Кроме того, была выявлена ковариация IQ со структурными аномалиями головного мозга у родственников, что указывает на ассоциацию между семейными факторами риска, приводящими к низкому IQ и риску развития шизофрении. Учитывая генетическую корреляцию между объемом мозга, IQ и риском шизофрении, основанную на близнецовых и полногеномных исследованиях, этот компонент семейного риска, вероятно, имеет генетическое происхождение.

Материал подготовлен специально для раздела Шизофрения-Info

Источник: De Zwarte, S. M. C., Brouwer, R. M., Tsouli, A., Cahn, W., Hillegers, M. H. J., Hulshoff Pol, H. E., van Haren, N. E. M. Running in the Family? Structural Brain Abnormalities and IQ in Offspring, Siblings, Parents, and Co-twins of Patients with Schizophrenia. Schizophrenia Bulletin. doi:10.1093/schbul/sby182

Неврология

Research and Innovation

Даже если среди ваших знакомых нет людей, страдающих шизофренией, скорее всего, вы имеете представление о ее симптомах.

Заболевание может проявляться в виде галлюцинаций, бредовых идей и паранойи, а также трудностей с концентрацией внимания, организацией мыслей и выполнением базовых ежедневных задач.

На протяжении многих лет врачи мало что знали об этой болезни, за исключением симптомов, о которых сообщали сами пациенты. Причины шизофрении и особенности ее воздействия на мозг по большей части оставались загадкой ввиду исключительных трудностей, с которыми ученые сталкивались в попытке понять самый сложный — и наименее доступный — орган в человеческом теле.

Но сегодня благодаря новым технологиям завеса тайны начинает прикрываться.

«Последние несколько лет мы были свидетелями колоссальных успехов в понимании и лечении шизофрении, — говорит врач Хуссейни Манджи (Husseini Manji), врач, глобальный руководитель терапевтической области «Неврология» в компании Janssen. — Эта область медицины переживает интереснейший период».

Возможность создания новых методов лечения людей, страдающих шизофренией, стала одной из причин, которые привлекли доктора Манджи в компанию. Тогда, в 2008 году, он был директором Национального института психического здоровья (National Institute of Mental Health) и руководителем программы по аффективным и тревожным расстройствам (Mood and Anxiety Disorders Program).

«Несколько фармацевтических компаний пытались убедить меня присоединиться к ним, но в Johnson & Johnson на неврологии сосредоточились как раз тогда, когда многие отходили от этой области, — поясняет он. — Наука о психических заболеваниях достигла такой степени зрелости, когда существующие знания можно было преобразовать в передовые методы лечения болезней, подобных шизофрении».

Почти 2,5 миллиона человек, страдающих шизофренией, — один процент взрослого населения США — с нетерпением ждут прогресса в понимании и лечении этой сложной болезни.


Врач Хуссейни Манджи,
руководитель глобальной терапевтической области «Неврология» в компании Janssen

Шизофрения — одно из самых тяжелых психических заболеваний. Обычно она проявляется в позднем подростковом возрасте или после 20 лет. Ее последствия могут быть катастрофическими: люди, страдающие шизофренией, подвергаются повышенному риску стать безработными, лишиться крова и попасть в тюрьму. Около трети больных пытаются совершить самоубийство, и примерно каждому десятому в итоге это удается.

Исследователи знают, что шизофрения — в значительной степени наследственное заболевание, однако о биологических основах болезни им известно меньше. Тем не менее благодаря передовым технологиям визуализации мозга такие ученые, как д-р Манджи, начинают получать более четкое представление об изменениях, происходящих в мозге больного шизофренией. Оказывается, эти изменения происходят еще до проявления клинических симптомов.

Изучение мозга больного шизофренией

За последнее десятилетие было проведено несколько исследований с применением метода мозговой визуализации, позволивших получить доказательства того, что в мозге пациентов с шизофренией присутствуют структурные аномалии. Это дало ученым ключ к разгадке биологических причин заболевания и того, как оно прогрессирует.

В ходе одного 15-летнего исследования, которое отчасти финансировалось компанией Janssen и было описано в «Американском психиатрическом журнале» (American Journal of Psychiatry), удалось установить, что при первом приступе психоза у пациентов оказывалось меньше мозговой ткани, чем у здоровых людей. Несмотря на то что с течением времени потери стабилизировались, длительные рецидивы психоза были связаны с дополнительным уменьшением объемов.

«Из более ранних посмертных исследований мозга больных шизофренией мы знали, что у них меньше синапсов и нейронных ответвлений, которые позволяют нейронам взаимодействовать, — объясняет врач Скотт У. Вудс (Scott W. Woods), профессор психиатрии и директор Научно-исследовательской клиники продромального периода психоза PRIME при Йельском университете. — Мы считаем, что это объясняет уменьшение объема мозговой ткани, которое видно на снимках».

В юности все переживают нормальную потерю определенного количества серого вещества, которое содержит нейроны и их короткие отростки, однако эксперты полагают, что у людей с высоким риском развития шизофрении этот процесс может протекать слишком быстро или активно, вызывая психоз.

Результаты визуализирующих исследований указывают на нехватку серого и белого вещества в мозге людей, страдающих шизофренией. В юности все переживают нормальную потерю определенного количества серого вещества, которое содержит нейроны и их короткие отростки, однако эксперты полагают, что у людей с высоким риском развития шизофрении этот процесс может протекать слишком быстро или активно, вызывая психоз.

Аномальное развитие белого вещества, которое содержит длинные, покрытые миелином нервные волокна, соединяющие четыре доли мозга, также может стать переломным моментом для некоторых людей, предрасположенных к этому заболеванию. Авторы исследования, опубликованного в журнале «Клиническая нейровизуализация» (NeuroImage: Clinical), предполагают, что это может быть связано с когнитивными симптомами у больных шизофренией, включая нарушения познавательных процессов и функций памяти, апатию и низкую мотивацию.

Что приводит к этим потерям, до сих пор неизвестно, однако, согласно распространенной теории, прогрессированию многих заболеваний способствует воспаление. Два года назад британские исследователи обнаружили повышенную активность иммунных клеток в мозге больных шизофренией и людей, входящих в группу риска. Неясно, что именно может служить стимулом для возникновения воспалительного процесса, но в ходе предшествовавших исследований удалось установить связь между инфекциями в раннем возрасте и случаями шизофрении.

Читайте также:  Почему малыш бьёт себя по голове

«Воспаление — один из механизмов, приводящих к уничтожению синапсов и нейронных ответвлений в головном мозге, поэтому сильное воспаление могло бы объяснить потерю», — указывает доктор Вудс.

Передовые методы защиты мозга

Получая информацию об этих аномалиях мозга, ученые из компании Janssen понимают, насколько важно лечить людей на самой ранней стадии шизофрении и выявлять новые пути минимизации ущерба, наносимого множественными рецидивами.

Одно из важных направлений исследований в компании Janssen заключается в поиске способов повысить приверженность лечению. С этой проблемой сталкивается любой врач, который лечит хронические заболевания, но особые сложности возникают при работе с пациентами, страдающими шизофренией. Лишь около половины пациентов принимают лекарства по назначению. Несоблюдение режима запускает цикл рецидива и возвращения симптомов, который сложно прервать, — и ослабляет реакцию на лечение.

«К сожалению, природа шизофрении ограничивает понимание этой болезни пациентами, — рассказывает д-р Манджи. — Во многих случаях, почувствовав себя немного лучше, они прекращают принимать лекарства. При этом, в отличие, например, от пациентов с диабетом, которые ощущают последствия пропуска дозы инсулина всего через несколько часов, больные шизофренией, прекратившие прием антипсихотических препаратов, могут в течение нескольких недель не наблюдать симптомов рецидива».

Ученые Janssen предприняли попытку помочь в устранении этого тяжелого цикла рецидива путем разработки инъекционных антипсихотических препаратов длительного действия, которые вводятся пациентам реже, чем другие лекарства.

Чтобы обеспечить дополнительную защиту пациентов от разрушительного воздействия многочисленных рецидивов, специалисты Janssen исследуют пути выявления больных с высоким риском рецидива, используя данные, собранные с помощью смартфонов, медицинских трекеров и датчиков на теле.

Инъекционные препараты длительного действия вводятся медиками, поэтому, если пациент пропускает дозу, лечащий врач узнает об этом и может принять меры.

Чтобы обеспечить дополнительную защиту пациентов от разрушительного воздействия многочисленных рецидивов, специалисты Janssen исследуют пути выявления больных с высоким риском рецидива, используя данные, собранные с помощью смартфонов, медицинских трекеров и датчиков на теле.

«Мы хотим знать, можно ли путем отслеживания таких факторов, как сон, уровень активности, взаимодействие с другими людьми и прочие биомаркеры, заблаговременно предоставлять врачам информацию о приближающемся рецидиве, — объясняет д-р Манджи. — Это дало бы им возможность выявлять пациентов, состояние которых ухудшается, и выходить с ними на связь, вместо того чтобы ждать, когда они сами придут на прием в назначенное время».

Помимо прочего, включение медицинских технологий в план лечения пациента помогло бы врачам получать более объективные данные о том, как на самом деле чувствует себя человек. Практика показывает, что, когда пациентов спрашивают об их самочувствии в течение нескольких недель, они помнят лишь последние день-два. Располагая более долгосрочными, измеримыми данными, врачи могли бы не только составлять сравнительно четкое представление о том, как чувствует себя пациент, но и более конструктивно вести прием.

«Если пациенты стабильны и вам не нужно тратить столько времени просто на устранение психотических симптомов, вы можете сосредоточиться на поиске конструктивных способов помочь им вернуться к нормальной жизни», — говорит д-р Манджи.

Не просто устранение симптомов, а комплексное лечение

Чтобы по-настоящему улучшить жизнь людей с шизофренией, ученые не только разрабатывают новые лекарства, но и продвигают принципы интегративной помощи. По словам д-ра Манджи, работа в Johnson & Johnson привлекла его потому, что компания разделяет его убеждение: стремясь обеспечить оптимальный результат для пациентов с шизофренией, медицина должна выходить за рамки лечения таблетками.

«Мы хотим донести до людей, что в перспективе лучший способ лечения шизофрении заключается в применении более целостной, интегрированной модели ухода, — объясняет он. — Психическое заболевание оказывает большое влияние на каждый аспект жизни человека: его физическое здоровье, поведение и отношения. Пациентам требуется несколько видов коррекции, а не только медикаментозная».

Одно из направлений исследований Janssen заключается в изучении жизненно важной роли опекунов и тех проблем, с которыми они сталкиваются при лечении и обслуживании людей с шизофренией. В настоящее время ведется набор пациентов для участия в годичном клиническом испытании под названием «Семейное вмешательство в недавно начавшееся лечение шизофрении» (Family Intervention in Recent Onset Schizophrenia Treatment — FIRST). Ученые планируют оценить общее воздействие, которое лица, осуществляющие уход, могут оказывать на пациентов, участвуя в программе психологического образования и профессиональной подготовки опекунов. Возможно, подобные программы помогут сократить число неудачных исходов лечения, таких как госпитализация в психиатрическую больницу и самоубийство или его попытка.

Искреннее стремление компании улучшить жизнь пациентов находит отражение и в ее проектах, реализуемых совместно с научными учреждениями, правительством и представителями биотехнологической отрасли. «Эта болезнь настолько сложна, что для достижения прогресса в исследованиях нам необходимо объединиться», — уверен д-р Манджи.

В 2015 году специалисты Janssen Research & Development запустили проект «Открытые междисциплинарные исследования шизофрении» (Open Translational Science in Schizophrenia — OPTICS), форум для совместного анализа данных клинических испытаний Janssen и общедоступной информации о шизофрении, предоставленной национальными институтами здравоохранения.

Кроме того, компания выступает в роли отраслевого партнера в недавно созданном консорциуме, возглавляемом Школой медицины Университета Джонса Хопкинса и Институтом биологических исследований Солка. Консорциум стремится повысить качество технологии индуцированной плюрипотентной стволовой клетки — инструмента, который позволяет ученым собирать клетки кожи у пациентов с психическими расстройствами и преобразовывать их в нейроны. Создавая нейронную модель шизофрении с применением клеток пациента, ученые надеются получить качественно новое представление об основных механизмах заболевания для разработки более целенаправленных методов лечения.

Д-р Манджи считает, что такие инновационные проекты приведут к появлению не только новых методов лечения шизофрении, но и подходов, позволяющих добиться отсрочки и, возможно, даже предотвратить болезнь.

«Теперь мы знаем, что шизофрения, как и многие другие заболевания, не поражает людей в одночасье, — объясняет он. — Она назревает до того, как у человека разовьется полномасштабный психоз, и чем раньше начнется лечение, тем лучше будет долгосрочный прогноз.

Если мы научимся выявлять людей с высоким риском развития шизофрении и узнаем, что происходит с ними на самых ранних стадиях, то в перспективе сможем изменить всю траекторию болезни».

Ссылка на основную публикацию
Что такое склерозирование сосудов ног
В нынешнее время человечество подвержено многим сосудистым заболеваниям, в особенности – варикозному расширению вен, тромбофлебитам и многим другим. Для многих,...
Что такое неполный аборт
Содержание: Причины Признаки неполного аборта Методы лечения Неполный аборт – это патологическое состояние при беременности женщины, во время которого плодное...
Что такое остеофит затылочной кости
Что такое остеофиты, знают немногие, а между тем эти вредоносные новообразования являются спутниками таких серьезных заболеваний опорно-двигательного аппарата, как артрит,...
Что такое стафилококк и откуда он берется у малышей
Само словосочетание «стафилококк у детей» вызывает у родителей тревогу, а порой и панику. Меж тем, для развития опасной стафилококковой инфекции...
Adblock detector