Что означает ноотропные препараты

Что означает ноотропные препараты

Ноотропные препараты – что это за медикаменты? Ответ на заданный вопрос вы получите из представленной статьи. Кроме того, вы узнаете историю их возникновения, принципы действия, свойства, показания и эффекты от применения.

Общие сведения

Ноотропные препараты – что это такое? Такие лекарственные средства улучшают работу мозга, омолаживают организм и продлевают жизнь. Это нейрометаболические стимуляторы, которые оказывают активирующее влияние на обучение. Кроме того, они заметно улучшают умственную деятельность и память. Термин «ноотропный» составлен из двух греческих слов νους и τροπή, что в переводе означает «разум» и «изменяю» соответственно.

Описание

Препараты ноотропного действия не имеют своего класса в классификации медицинских лекарственных средств. Именно поэтому они были объединены с психостимуляторами и стали относиться к фармакотерапевтической группе со следующим кодом АТХ: N06ВХ.

История возникновения

В 1963 году бельгийские фармакологи С. Giurgea и V. Skondia синтезировали первый препарат из представленный группы – «Пирацетам». Сегодня такое ноотропное лекарственное средство известно большинству пациентов под названием «Ноотропил». Словно психостимулятор в середине 20-го века он повышал умственную работоспособность человека и при этом не оказывал никаких побочных явлений.

В 1972 году одним из создателей данного медикамента был предложен термин «ноотроп», чтобы обозначать группы лекарственных препаратов, которые улучшают интеллектуальную память, обучение и внимание, а также влияют на транскаллозальный потенциал, обладают противогипоксической активностью и не оказывают отрицательного воздействия на организм.

В отличие от известных психостимуляторов, ноотропные средства стимулируют нервные клетки, что в дальнейшем ведет к повышению их активности, которая носит количественный характер, а не качественный. Следует особо отметить, что действие большинства таких препаратов проявляется не после первого приема, а при длительном лечении.

Новейшие ноотропы

В настоящий момент синтезировано более 10 оригинальных ноотропных средств пирролидинового ряда, которые находятся в фазе 3 клинических испытаний или уже прошли регистрацию в ряде стран. Среди таких препаратов можно выделить «Оксирацетам», «Нефирацетам», «Этирацетам», «Анирацетам», «Ролзирацетам», «Изацетам», «Прамирацетам», «Цебрацетам», «Дупрацетам», «Детирацетам» и др. Представленные медикаменты имеют общее название «Рацетамы».

Помимо всех прочих, синтезированы и иные семейства ноотропных средств, включающие ГАМКергические, холинергические, глутаматергические и пептидергические системы. Следует также отметить, что ноотропный активный компонент присутствует и в других медикаментах, которые имеют различное химическое происхождение.

Принцип действия

Ноотропные препараты – что это за лекарственные средства, и для чего они назначаются? В основе терапевтического действия таких медикаментов лежит несколько механизмов:

  • активизирование пластических процессов в ЦНС благодаря усилению белков и синтеза РНК;
  • улучшение энергетического состояния нейронов, которое проявляется в усилении синтеза АТФ, а также антигипоксическом и антиоксидантном эффектах;
  • улучшение использования глюкозы;
  • усиление процессов синаптических передач в ЦНС;
  • мембраностабилизирующее воздействие.

Особенности препаратов

Основными механизмами таких лекарственных средств считаются их непосредственное влияние на биоэнергетику и метаболические процессы в нервных клетках, а также взаимодействие с системами мозга (прежде всего, нейромедиаторными).

Уже достаточно давно доказано, что ноотропы способны активировать аденилатциклазу и увеличивать ее концентрацию в нейроне. Кроме того, повышенный уровень циклического аденозинмонофосфата ведет через изменение потока внутриклеточных ионов Ca2+ и K+ к быстрому высвобождению медиатора из сенсорного нейрона.

Следует также отметить, что активизированная аденилатциклаза способна поддерживать стабильность выработки в клетках АТФ без кислорода, а в условиях гипоксии переводить метаболизм головного мозга в сохраняемый режим.

Ноотропные препараты для пожилых людей и детей крайне необходимы для повышения их творческой активности и восстановления задержки интеллектуального развития. Производители таких стимуляторов утверждают, что их медикаменты улучшают обмен нуклеиновых кислот, активируют синтез белка, АТФ и РНК, хорошо проникают через ГЭБ, а также повышают скорость использования глюкозы.

Свойства нооторопов

Эффект ряда ноотропных препаратов иногда опосредуется через нейромедиаторную систему головного мозга (холинергическую, моноаминергическую, глутаматергическую).

По словам производителей, ноотропы способны оказывать и иные виды воздействий, среди которых:

  • антиоксидантное;
  • мембраностабилизирующее;
  • нейропротективное;
  • антигипоксическое.

Другие возможности препаратов

Ноотропные средства рекомендуют использовать комплексно. Ведь только так улучшается биоэлектрическая активность и интегративная деятельность мозга, что проявляется в виде характерных изменений электрофизиологических паттернов (заметное увеличение уровня бодрствования, а также доминирующего пика, облегченное прохождение информации между полушариями мозга, усиление относительной и абсолютной мощности спектра ЭЭГ гиппокампа и коры).

Благодаря повышению кортико-субкортикального контроля, улучшению информационного обмена в мозге, позитивного воздействия на воспроизведение и формирование памятного следа, можно смело утверждать, что такие препараты приводят к повышению способности к обучению, улучшению памяти, мышления, внимания, восприятия, а также активизации интеллектуальных функций.

Кстати, многие фирмы-производители утверждают, что такие средства способны заметно улучшать и ускорять познавательные (или когнитивные) функции. Однако данные заявления так и не были подтверждены научно.

Эффекты

По утверждению производителей, ноотропные препараты оказывают на человека следующее воздействие:

  1. Мнемотропное (влияют на обучаемость и память).
  2. Ноотропное (влияют на уровень критических возможностей и суждений, а также нарушенные корковые функции, улучшают кортикальный контроль субкортикальной активности, внимание, мышление и речь).
  3. Адаптогенное (влияют на толерантность к различным факторам, в том числе лекарственным препаратам, повышают общую устойчивость организма к воздействию экстремальных факторов).
  4. Повышают уровень ясности, сознания, бодрствования (влияют на состояние помраченного и угнетенного сознания).
  5. Психостимулирующее (влияют на психическую инертность, гипобулию, бедность побуждений, апатию, аспонтанность и психомоторную заторможенность).
  6. Антиастеническое (влияют на истощаемость, вялость, слабость, явления физической и психической астении).
  7. Седативное (уменьшают раздражительность и эмоциональную возбудимость).
  8. Антидепрессивное.
  9. Антикинетическое.
  10. Вегетативное (влияют на головокружение, головную боль и церебрастенический синдром).
  11. Противоэпилептическое (влияют на пароксизмальную эпилептическую активность).
  12. Противопаркинсоническое.
  13. Энергетическое.
  14. Соматотропиностимулирующее (происходит выброс гормона роста).
  15. Гипогликемическое (уменьшают концентрацию глюкозы в плазме крови).
  16. Липолитическое (в условиях дефицита глюкозы пускают энергию в виде жирных кислот).
  17. Антитоксическое (выводят из организма продукты жизнедеятельности и нейтрализуют различные вредные вещества).
  18. Анаболическое.
  19. Иммуностимулирующее.

Эффективны ли для профилактики инсульта ноотропные препараты?

Что это за лекарственные средства, мы разобрались. Но тут возникает новый вопрос о том, насколько они эффективны в лечении и профилактике инсультов. Следует отметить, что такая практика подвергается сомнениям. Это связано с тем, что применение ноотропов в отношении подобных отклонений не было подтверждено доказательной медициной.

Клиническое применение

Прежде чем пояснить, для чего такие средства используются в официальной медицине, следует отметить, что ноотропные препараты без рецептов лечащих врачей не отпускаются в аптеках. Это объясняется тем, что они относятся к той же лекарственной группе, что и сильные психостимуляторы.

Первоначально представленные медикаменты использовались для лечения нарушений работы головного мозга у пожилых людей с органическим мозговым синдромом. Хотя в последние несколько лет (как правило, в странах третьего мира) их стали довольно широко применять в различных областях медицины, в том числе в хирургии, педиатрии, психиатрии, неврологии, наркологии, а также акушерской и гериатрической практиках.

Таким образом, ноотропные препараты используются врачами при:

  • хронической цереброваскулярной недостаточности;
  • интоксикации;
  • неврозоподобном и невротическом расстройствах;
  • деменции различного происхождения (сенильной, сосудистой, а также при болезни Альцгеймера);
  • психорганическом синдроме;
  • черепно-мозговой травме;
  • вегето-сосудистой дистонии;
  • нарушениях мозгового кровообращения;
  • интеллектуально-мнестических расстройствах (нарушение концентрации внимания, памяти и мышления);
  • хроническом алкоголизме (психоорганическом синдроме, энцефалопатии, абстиненции);
  • депрессивном, астено-депрессивном и астеническом синдромах;
  • нейроинфекции;
  • для улучшения умственной работы.

Показания детям

В развивающихся странах представленные средства особенно распространены в педиатрии. Таким образом, детям ноотропные препараты назначают при:

  • умственной отсталости;
  • задержке речевого и психического развития;
  • детском церебральном параличе;
  • последствиях перинатального поражения ЦНС;
  • синдроме дефицита внимания.

Другие показания к применению

Лучший ноотропный препарат – это тот препарат, который обладает выраженным терапевтическим эффектом и при этом не влияет негативно на организм человека. Следует отметить, что такие средства иногда используют при:

  • заикании («Пантогам», «Фенибут»);
  • коррекции нейролептического синдрома («Гопантеновая кислота», «Пиритинол», «Деанола ацеглумат», «Пантогам»);
  • гиперкинезе («Гопантеновая кислота», «Фенибут», «Мемантин»);
  • расстройстве мочеиспускания («Пантогам», «Никотиноил-ГАМК»);
  • нарушениях сна («Фенибут», «Кальция гамма-гидроксибутират», «Глицин»);
  • мигрени («Пиритинол», «Никотиноил-ГАМК», «Семакс»);
  • головокружении («Гинкго билоба» , «Фенибут», «Пирацетам»);
  • для профилактики укачивания («ГАМК», «Фенибут»).

Кстати, в офтальмологической практике такие средства применяют в составе комбинированной терапии при открытоугольной глаукоме, сосудистых заболеваний сетчатки и желтого пятна («Никотиноил-ГАМК»), а также старческой дегенерации желтого пятна и диабетической ретинопатии («Гинкго билоба»).

Натуральные ноотропы

Помимо лекарственных препаратов, для получения терапевтического эффекта довольно часто применяют натуральные вещества с аналогичными свойствами. Разумеется, естественные ноотропы не так эффективны, как фармакологические средства, однако уже через несколько недель после использования пациенты все же начинают замечать улучшение когнитивных функций и проч.

Многие уверены в существовании чудо-таблетки, которая дает мозгу мощь уровня Вассермана. Особо пытливых гугл приводит к группе препаратов под названием «ноотропы». Объясняем, что это такое, существуют ли вещества, которые могут дать нам сверхчеловеческие возможности к запоминанию информации, — и если нет, то чем может быть полезна фармакология для ума.

Наша память и сознание — это совокупность связей между нейронами, причем эти связи могут быть устойчивыми и неустойчивыми, постоянными и временными. Один из видов таких связей — долговременная потенциация, когда при частом стимулировании «принимающего» импульс нейрона повышается сила его отклика. На биохимическом уровне это проявляется в том, что у рецепторов сигнальных веществ (нейротрансмиттеров) на поверхности у «принимающего» нейрона повышается плотность и ионная проводимость. Однако это лишь один из немногих описанных механизмов памяти.

Механизм этот был открыт сравнительно недавно, но уже с середины ХХ века ученые пытались изобрести вещества (или схемы их приема), которые повышали бы способность людей к запоминанию.

Обычно для этого использовали производные амфетамина и другие психостимуляторы: считалось, что вслед за повышением бдительности и реакции улучшится и переход информации из кратковременной памяти в долговременную. Как выяснилось, это не совсем так: информация, выученная под психостимуляторами, задерживается в памяти лишь ненадолго.

На практике это выглядит так — студент что-то выучил, донес до экзамена и почти сразу забыл.

Fun fact: лекарства, которые препятствовали запоминанию, были известны чуть ли не с древности. Примером может служить красавка, она же Atropa belladonna, — растение, из которого впервые выделили атропин. Кроме того, первые антипсихотики (хлорпромазин) и антигистаминные (антегран), которые были известны с 1940–1950-х годов, также значительно затрудняли запоминание.

Пирацетам и появление ноотропов

Ситуация изменилась в 1960-х годах, когда румынский химик Корнелиу Джурджа изобрел пирацетам и ввел термин «ноотроп» в классификацию лекарственных препаратов.

Согласно Джурдже, ноотропный препарат должен иметь следующие особенности:

  • улучшение процессов запоминания и обучения;
  • защита от неблагоприятных факторов (электрические судороги, шок, гипоксия) и действия химических веществ (например, барбитуратов или холинолитиков вроде скополамина), которые негативно влияют на процессы запоминания;
  • усиление функций коры и подкорки головного мозга;
  • отсутствие эффектов, присущих другим группам препаратов (стимуляция, седация);
  • крайне низкая токсичность.

Как ни странно, большая часть этих свойств относится к пирацетаму. Но это не точно: согласно современным данным, пирацетам защищает только от гипоксии и при электрошоке. Вы ведь не работаете на kink.com и вас каждый день душат и бьют током? Вот именно.

«Ноотропные» свойства и способность ускорять восстановление при ишемическом (это важно) инсульте пирацетам показывает только в метаанализах клинических исследований. По сути, это очередное насилие над статистикой, когда при анализе недоступны первичные данные пациентов и данные «подгоняют» под необходимый результат.

В основном от пирацетама (особенно в таких количествах, в которых его употребляют студенты) больше вреда, чем пользы: он снижает уровни факторов свертывания крови на 3040 %.

Я не зря упомянул его гипотетическую способность улучшать течение ишемического инсульта, вызванного закупоркой сосуда. При инсульте геморрагическом, связанном с прорывом сосуда в мозге, вред пирацетама очевиден. Предупреждение об этом даже внесли в инструкцию: он клинически значимо ухудшает свертываемость крови.

То же самое относится и к его хтоническому брату дитиопирацетаму , у которого все атомы кислорода заменены на серу. В отечественной научной литературе он описан лишь в одной книге — «Основы медицинской химии» В. Г. Граника, где препарату приписывались чуть ли не космические антигипоксические свойства.

В клиническую практику он не пошел по одной простой причине: при испытаниях на мышах вещество вызывало множественные врожденные уродства. Но тут пришла Ахапкина, приделала к пирацетаму фенильный радикал, и тут всё завертелось.

Псевдостимулятор фенотропил

Все вы знаете такой «аптечный стимулятор», как фенотропил . Многие внушаемые люди даже сравнивали его эффект с классическими психостимуляторами, описывая «токою огрессию, аш зубы скрепят!», но это не совсем верно. Недавно в «Википедию» наконец-то внесли данные из давнишней статьи создательницы препарата В. И. Ахапкиной «Фенотропил как рецепторный модулятор синаптической нейропередачи», где был разжеван механизм действия этого псевдостимулятора.

Действительно, фенотропил — это ноотроп: он опосредованно повышает плотность НМДА-рецепторов и таким образом ускоряет формирование долговременной потенциации. А вот «агрессия» связана с тем, что он напрямую действует на никотиновые холинорецепторы: их активация способствует выбросу катехоламинов (главным образом норадреналина) из надпочечников в кровь.

Одно жалко: препарат сняли с производства в конце 2017-го — начале 2018 года из-за патентных споров изобретателей с компанией-производителем «Валента Фарм». Суть претензий состояла в том, что компания отказалась от разработки новых лекарственных форм фенотропила. Хотя ходят слухи, что у создателей в запасе есть несколько протестированных суперуберноотропов, которые ждут своего часа для выхода на рынок.

Препараты, имитирующие гормоны человека

Кроме фенотропила сумрачная советская фармпромышленность выпустила несколько пептидных препаратов. Отличаются они от классических «малых молекул» тем, что структурно и функционально имитируют естественные гормоны человека.

Например, препарат семакс по своей структуре — это слегка модифицированный аналог адренокортикотропного гормона (АКТГ), который, в свою очередь, является естественным стимулятором метаболических процессов и процессов запоминания. На данный момент это одно из немногих веществ, которое приблизилось к идеальному ноотропу.

Сверхчеловеческой памяти семакс не даст, но от отвлекающих и мешающих нормальной работе факторов избавит. Кстати, удивительно, что о нем знает лишь маленький процент ноотропщиков и любителей разогнать мозг, — вещество довольно интересное.

Существует еще один интересный пептидный препарат — селанк . Его часто путают с семаксом, и это не случайно: он тоже является «огрызком» одного из гормонов, естественного иммуностимулятора тафтсина. Однако очевидны его положительные свойства в отношении нервной системы — вряд ли индуктор мозгового фактора роста нейронов был бы вреден.

Стоит также упомянуть мемантин — многие считают его ноотропом из-за того, что его прописывают пожилым людям в тяжелой стадии болезни Альцгеймера. Его действие на здоровый мозг ничтожно.

А если учесть тот факт, что по структуре он является «младшим братом» мидантана (и связывается с дофаминовыми рецепторами едва ли не лучше, чем с НМДА), то потребители высоких доз вместо улучшения способности к запоминанию могут получить хорошее такое поражение печени и замечательный психоз с галлюцинациями.

Незарегистрированные и запрещенные в РФ вещества

А теперь пора немного уйти от того, что доступно в аптеках, в сторону вещей, которые вы можете на свой страх и риск заказать в интернете. Предупрежу сразу: многие из веществ, которые будут описаны ниже, опробованы лишь на узкой выборке неофициальных добровольцев. Эффекты субъективны, вред неизвестен, дозировки — на глаз.

Начну с козырей — лузиндол (в РФ не зарегистрирован). Это антагонист мелатониновых рецепторов: человеку не хочется спать, его мозг просто теряет ощущение потребности во сне. Естественно, за этот период бодрствования (2–3 суток) человек может без особого вреда выучить достаточно большой объем информации. К тому же у принимающего препарат не возникнет синдрома отмены после и гиперактивности в период действия, поскольку синаптический пул нейромедиаторов в этом случае истощается гораздо медленнее, чем при использовании психостимуляторов. К негативным эффектам можно отнести отсутствие мотивации: если студент не хочет учить сопромат, то от лузиндола это желание не возникнет, будет просто двое суток тупления в ютуб.

Также в списке экспериментальных препаратов стоит упомянуть перспективную группу «гипермнестиков» , а точнее, два ее представителя — PRL-8 и IDRA-21 (оба не зарегистрированы в РФ). Первый из них я бы не рекомендовал: механизм действия неизвестен, нет данных о токсичности при постоянном приеме и, что самое противное, не доказано, что он защищает способность к запоминанию от неблагоприятных факторов, то есть не убирает негативное влияние скополамина на память.

А вот IDRA-21 — «красаучик жи есть», защищает от амнезии, вызванной скополамином, имеет ясный и понятный механизм действия. Но при передозировке он превращается в нейротоксичное вещество, вызывающее смерть нейрона от нарушения гомеостаза кальция (так называемая эксайтоксичность). Похоже на то, как дверь срывает с петель от частого и резкого открывания с ноги.

Если вы еще любите выпить и вообще подвергаете свой мозг крайне широкому воздействию неблагоприятных факторов (например, метаболитов этанола или стрессов), то вам может помочь LM22A-4 (не зарегистрирован в РФ). На сегодняшний день это единственный индуктор синтеза BDNF, который защищает нервные клетки от прямого воздействия нейротоксичных веществ и чья эффективность проверена экспериментально.

А вот следующее вещество, хотя и положительно влияет на нейрогенез, запрещено в РФ и, к большому сожалению, в дозировках 0,5–3 мг губительно воздействует на психику и восприятие реальности. Речь о DOI, он же 2,5-диметокси-4-йодоамфетамин . В ходе исследований ученые выяснили, что это вещество способствует формированию так называемых дендритных шипиков — заготовок для синапса, основы связи между нейронами. К сожалению, неизвестны дозы вещества, которые увеличивали бы синаптическую пластичность и при этом не давали бы галлюциногенных эффектов.

В качестве заключения можно добавить, что чудо-таблетка для мозга — миф, и если человек просто дурак, то ему не поможет вся мощь современной фармакологии.

Если студент ничего не учил в течение семестра, то по мановению волшебной палочки в его голове курс сопромата, вышмата и диамата не появится, увы. Единственное, что можно предложить ленивым любителям фармакологии и поклонникам всяких интересных веществ для мозга, — попробовать пептидные препараты вроде семакса и не рисковать, заказывая brand new cognitive activators из интернета. Другого глобуса у меня для вас нет.

Макарова Д. А., Тараканова А. В.
Научный руководитель: асс. Чебан А. Г.

Резюме

В статье анализируется явление «neuro-enhancement» – тенденции современного человечества к использованию ноотропных средств для контроля и регуляции эмоционально-волевой и когнитивной сфер личности. Исследуется отношение к приему ноотропов в среде студентов СГМУ, зависимость между их приемом и успеваемостью. Предпринимается попытка социально-философской интерпретации данной проблемы как одного из аспектов становления постчеловечества.

Ключевые слова

Статья

Современная нейрофармакология предлагает человеку большое количество лекарственных средств, среди которых значительное место занимают ноотропные препараты. До недавнего времени ноотропные средства применялись только для лечебных целей, по назначению врача. Сегодня статистика показывает, что большое количество людей принимает препараты не для лечения заболеваний, а для улучшения функций мозга: памяти, внимания, способности к активной деятельности в отсутствие сна. Данное явление, а именно употребление медикаментов для повышения умственных способностей и поддержки работы мозга и эмоционального контроля, получило у фармакологов, неврологов и психологов название „neuro-enhancement“. Считалось, что «эпидемия» neuro-enhancement захлестнула только лишь США, что подтверждалось опросами, проводимыми в Европе среди студентов и работников умственного труда, согласно которым численность принимающих нейро- и психостимуляторы не превышала 2-4%. Однако несколькими годами позже в журнале «Pharmacotherapy» немецкими учеными были представлены неожиданные результаты масштабного исследования на тему «Повышение когнитивных способностей с помощью средств нейрофармакологии». Это исследование, проведенное группой психиатров, философов и социологов под руководством Клауса Либа среди студентов г. Майнца в 2008-09 г.г., показало, что 20% студентов принимают нейрофармакологические препараты для улучшения и поддержания когнитивных способностей. Причем мужчины оказываются в этом вопросе более либеральными: среди студентов мужского пола 24% используют нейро- и психостимуляторы, среди женщин – 17% [1]. По данным ВОЗ треть взрослого населения Европы и Японии употребляет ноотропные препараты [2].

Относительно статистики употребления нейрофармакологических средств российскими студентами какие-либо четкие данные отсутствуют. В нашей работе предпринимается попытка обратить внимание к данной проблеме и восполнить недостаток исследований по этому вопросу. Задачи данного исследования – выявить численность студентов СГМУ, принимающих ноотропные препараты, установить корреляции между их употреблением и успеваемостью; рассмотреть вопрос о негативных последствиях злоупотребления нейрофармакологическими препаратами для физического, психологического и социального здоровья человека; рассмотреть гуманитарный аспект данного явления, дать ему социально-философскую оценку.

Для определения корреляции между приемом ноотропных средств и успеваемостью студентов использовался метод анонимного анкетирования. Было опрошено 173 студента СГМУ 2-5 курсов разных факультетов, из них 80 юношей и 93 девушки.

Результаты исследования представлены следующими данными:

Из 173 опрошенных студентов 46 человек (26%) подтвердили факт употребления ноотропных препаратов (20 девушек и 24 юноши), остальные 127 человек (74%) отрицательно относятся к их употреблению, так как считают это свидетельством растущей неспособности человека обходиться без медикаментозных средств. Все 46 студентов употребляют ноотропные препараты сезонно или в период сессии. Употреблять препараты многие студенты начинают по рекомендациям знакомых или интернета. 65% респондентов не имеют проблем с успеваемостью (никогда не пересдавали зачеты и экзамены). При этом 74% из них принимают ноотропные средства.

Число студентов, употребляющих ноотропны, выше на старших курсах. Следует также сказать, что среди студентов 3 курса фармакологического факультета употребление ноотропиков популярнее, чем среди студентов других факультетов, что, возможно, связано с их наибольшей осведомленностью в области нейрофармакологии.

Среди студентов, употребляющих ноотропные препараты, по результатам анкетирования получены следующие данные: 39% студентов после употребления ноотропных препаратов отметили улучшение внимания и памяти, у 33% студентов повысился уровень успеваемости, остальные 28% студентов стали более усидчивыми.

Из 46 студентов, употребляющих ноотропики, 67% имеют проблемы с усидчивостью и отметили, что прикладывают огромные усилия, чтобы не отвлечься от важного занятия; 33% отвлекаются так часто, что пропускают большую часть читаемого или слушаемого материала.

Таким образом, можно сказать, что статистика употребления ноотропных средств студентами СГМУ сопоставима с европейской: четверть опрошенных принимает ноотропные средства. Установленные корреляции показывают положительное влияние ноотропных препаратов на успеваемость студентов: доля студентов, не имеющих проблем с успеваемостью выше среди тех, кто принимает ноотропы. Дефицит внимания и усидчивости является для многих, по-видимому, главным поводом для приема ноотропиков. Преобладание юношей в числе употребляющих ноотропные препараты студентов (57%) можно объяснить как большей склонностью мужчин к конкуренции и тягой к экспериментам, так и более низкой, чем у девушек, усидчивостью, справиться с которой помогают ноотропные средства.

Важно отметить, что никто из опрошенных не принимает ноотропы по назначению или совету врача. Неврологи и психиатры предупреждают об опасности данной тенденции – нетерапевтического употребления нейрофармакологических средств без рекомендации врача, так как при выборе фармакологического препарата следует учитывать индивидуальные особенности организма и его состояние. На основе упомянутого выше междисциплинарного исследования К. Либ, директор психиатрической клиники медицинского университета Майнца, опубликовал в 2010 г. книгу «Допинг для мозга: почему мы не должны глотать все подряд». Автор указывает на исчезающую границу между терапией и «косметической» психофармакологией, что ставит множество вопросов медицинско-правового характера. Имеет ли каждый человек право на прием ноотропов и антидепрессантов, или же необходимо усиливать медицинский, правовой и общественный контроль за их распространением и приемом? Автор и его коллеги настаивают на последнем. Более того, опасаясь грядущей волны ноо- и психотропной «наркомании», они говорят о необходимости разработки и введения в университетах механизмов профилактики, позволяющих предотвратить злоупотребление нейрофармакологическими препаратами среди студентов. Ведь опросы показали, что некоторые студенты в период экзаменационного стресса принимают даже такие «сильные» препараты, как модафинил и риталин. Психиатр пишет об опасных для здоровья последствиях злоупотребления нейростимуляторами. Когда с их помощью человек снимает чувство усталости и сонливости, увеличивает концентрацию внимания и другие когнитивные способности, у него появляется ложная уверенность в свои силы. Такая переоценка себя может привести к нервному и психическому истощению, т.к. продолжая получать дозы мозгового допинга, организм превращается в «энергетическую машину», работающую на износ. Автор также указывает на психологические и социальные побочные действия когнитивного enhancement´а. К примеру, препараты дофаминового действия даже при недлительном приеме могут вызывать агрессивность. Способность человека контролировать подобные агрессивные импульсы при длительном приеме существенно падает, что делает его социально опасным. Длительный прием препаратов амфетаминовой группы может вызывать мании и психозы. Таким образом, заключает К.Либ, очевиден риск того, что человек может стать не просто «энергетической машиной», но ещё и «непредсказуемой энергетической машиной» [3].

Как видим, проблема распространения neuro-enhancement ограничивается не только медико-психологической сферой, но имеет серьезные социальные и антропологические последствия. В первую очередь встает вопрос о социо-культурных условиях, способствующих увеличению потребления ноотропной продукции. Очевидно, что к данным условиям следует отнести такие доминанты современного общества, как ценность социального успеха и конкуренции. Эти ценностные установки позволяют объяснить мотивацию человека в его стремлении решить задачу лучше и – самое главное быстрее других, пусть даже для этого требуется прибегнуть к приему нейростимуляторов. Что касается студентов, то для них каждый (успешно) сданный экзамен – это очередной шаг на пути к получению профессии, т.е. обретению социального статуса и достижению успеха. В период обучения в ВУЗе успеваемость является главным показателем успеха. В то же время она свидетельствует о готовности и пригодности к профессии. Прием нейрофармакологического препарата указывает на нужду в искусственном увеличении своего потенциала для демонстрации соответствующей готовности и пригодности. В этой связи интересен факт, выявленный в ходе анализа результатов анкетирования студентов СГМУ: 82% респондентов, подтвердивших факт приема ноотропных средств, не считают, что выбранная профессия соответствует их призванию, что они могут стать хорошими специалистами, не получают удовольствия от обучения. Такую позицию можно проинтерпретировать как идиосинкразию по отношению к процессу обучения, к изучаемым дисциплинам и осваиваемой профессии в целом. При этом сочетание хорошей успеваемости у принимающих ноотропы студентов с внутренней идиосинкразией к выполняемой деятельности свидетельствует, что мотивацией к обучению для данной категории студентов является не столько интерес к науке и любовь к профессии, сколько стремление достичь желаемого статуса в будущем.

Таким образом, neuro-enhancement можно рассматривать как фактор, способствующий достижению успешной социализации. Нейрофармакология начинает служить хорошим подспорьем для тех субъектов, которым тяжело овладеть необходимыми для достижения социального успеха навыками и умениями. Она становится средством, с помощью которого можно упростить сложнейшее уравнение на пути к социализации. В связи с этим возникает вопрос, является ли neuro-enhancement средством гуманизации человека, или, наоборот, признаком его дегуманизации?

Известно, что идеологи трансгуманистического движения считают ноотропные препараты средством улучшения и облегчения человеческого бытия. В 1995 году соучредителем Всемирной Трансгуманистической Ассоциации Д. Пирсом была создана компания «Better Living Trough Chemistry Research» («лучшая жизнь через химию и исследования»). Целью данной компании является развитие биохимических и нейрофизиологических технологий для расширения умственных и физических возможностей человека, а также для совершенствования самоконтроля над мыслительными, психическими и эмоциональными процессами [4]. Трансгуманизм основан на идее будущего перехода «человека» к «постчеловеку», который будет обладать расширенными и неизведанными возможностями. Превращение в «постчеловека» предполагается при помощи генной инженерии, нанотехнологии, искусственного интеллекта и нейрофармакологии.

Однако такое оптимистичное видение постчеловеческого будущего закрывает глаза на опасность дегуманизации, первые признаки которой можно наблюдать уже сегодня. Так, neuro-enhancement порождает проблемы этического характера, в частности проблему справедливости. Справедливо ли, что в социальной конкуренции некоторые используют не совсем честные способы? Этот феномен можно сравнить с приемом допинга спортсменами: кто-то достигает наивысших результатов собственными силами и стараниями, а кто-то идет ради этого на хитрые уловки, употребляя допинг. Но в спорте дела обстоят несколько иначе, ведь есть независимая организация, осуществляющая борьбу с применением допинга. В умственной сфере подобных организаций не существует, но некоторые общественные деятели ставят вопрос, не должны ли мы и здесь создать подобные институты?

Более серьезная проблема связана с антропологическими рисками neuro-enhancement. Стремление современного человека контролировать свое психологическое состояние и увеличивать когнитивный потенциал с помощью химии, является показателем его отношения к себе как к механизму, машине. На этот факт обращает внимание философ Ф.Фукуяма: американским школьникам с диагнозом ADHS (дефицита внимания) назначается «Риталин» для коррекции поведения, что существенно облегчает процесс воспитания и обучения [5]. Иными словами воспитание в данном случае утрачивает свою социальную, интерсубъективную сущность, так как осуществляется не через воздействие на сознание ученика, но технически – путем контроля над функциями мозга, минуя субъективное измерение. На этом же примере из американской практики психиатр К. Либ демонстрирует антропологические последствия нейрофармакологии. По его мнению, дефицит внимания не всегда указывает на психологическую проблему, которая требует терапии, но иногда означает умение отвлечься на иные аспекты происходящего, что указывает на задатки творческого мышления, которые нужно развивать педагогически, а не купировать «социальными» медикаментами. Также встает вопрос, что происходит со способностью человека к эмпатии, если он систематически пытается снять весь свой негативный эмоциональный и психологический опыт таблетками, вместо того, чтобы пытаться его духовно пережить, побороть и «перерасти» [3]. Г.Гегель утверждал, что самосознание человека устанавливается в борьбе за признание и формируется последним. В этой связи Фукуяма обращает внимание на антидепрессант «Прозак», с помощью которого человек может повысить самооценку и ощутить собственную значимость без необходимости преодолевать себя, чтобы добиться признания в социуме [5]. Последнее означает, что нейрофармакология уже сегодня может предложить не только таблетку для ума, но и таблетку для чувства счастья и социального благополучия.

Таким образом, можно заключить, что наблюдаемый в настоящее время выход ноотропных препаратов и нейрофармакологической продукции в целом за рамки сугубо терапевтического использования является проявлением общей тенденции к медикализации социальных проблем, вместо их решения традиционными – социальными, политическими, культурными и педагогическими – средствами. В попытках современного человека перейти от духовного и субъективного контроля над эмоционально-волевой и когнитивной составляющей личности к коррекции этих сфер сознания с помощью медикаментов можно увидеть первые симптомы антропологической деформации, связанной с перспективой перехода к постчеловечеству: механизацию и киборгизацию человеческой природы.

Литература

2. Аведисова А.С., Ахапкин Р.В., Ахапкина В.И., Вериго Н.И. Анализ зарубежных исследований ноотропных препаратов (на примере пирацетама) // Российский психиатрический журнал. 2001. № 1. С 46-53.

Читайте также:  All on 4 в краснодаре
Ссылка на основную публикацию
Что означает выражение карл
Если вы достаточно часто сидите в интернете, а в социальных сетях чувствуете себя, как рыба в воде, вы наверняка неоднократно...
Что нужно делать когда болит ухо
О том, что уши болят именно из-за воздействия холодного ветра, можно судить по ряду признаков – заложенности и выделениях, увеличении...
Что нужно делать чтобы не было тромбов
Сегодня в России смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, напрямую связанных с тромбозами, в два раза превышает среднеевропейские показатели и составляет более...
Что означает гепатомегалия печени
Патомеханизм и причины В зависимости от телосложения, в норме печень не прощупывается при пальпации либо её нижний край может пальпироваться...
Adblock detector